Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

horror

Место, которого нет

Я всегда говорил, что вижу мало разницы между утопиями и антиутопиями. И те и другие предлагают различные модели общества, доведенные до абсурда. Только в одном случае, как правило, все рады, а в другом — не очень. Но здесь уже сложно разобраться, такова человеческая природа и от счастья до несчастья, как и от любви до ненависти, — один шаг. Среди моих любимых утопий: «451 градус по Фаренгейту», «Град обреченный», «О дивный новый мир», «1984»…

В каждой утопии есть своя доля правды, в том смысле, что отдельные признаки той или иной утопии можно встретить в современных обществах. И даже все признаки разом, если отвернуться от экрана монитора, взять в руки глобус и пальцем ткнуть в КНДР, к примеру. Правда так далеко тыкать совершенно не обязательно, можно лишь откинуться на спинку стула, закрыть глаза и вспомнить о Соединенном Советском Союзе России. Только коммунизм так и не наступил, а социализм — как-бы не считается.

Может ли так статься, что мы однажды проснемся утром и четко осознаем, что оказались в утопии или антиутопии? Я думаю, нет. Примерно по той же причине, по которой мы не оказались в технологическом обществе будущего, о котором так мечтали писатели фантасты золотой эпохи. Т.е. на самом деле мы в нем оказались, и мирно себе поживаем, обладаем достаточно развитой технологией неотличимой от магии, но мы пришли к этому последовательно, без какой-то одной глобальной научно-технической революции. Другое дело, если бы взять и вырвать мечтателя из XX или XIX века и перенести его во времени к нам, и поселить его не в Зимбабве, а в Калифорнии. Дать ему возможность погулять по Лос-Анджелесу, заглянуть в Силиконовую Долину, подарить ему айФон. И знайте, по прибытию обратно он напишет очередной шедевр уровня «Человека невидимки» или «Машины времени», если имя его — Герберт Уэллс, или покажет айФон Путину, если имя его — Дмитрий Медведев.

Аналогия затянулась, но ее идея состоит в том, что мы плохо осознаем тенденции, вяло реагируем на звоночки. И может быть мы уже давно живем не только в матрице, а еще и в утопии. А матрица плюс утопия равняется… правильно, интернету. Но можно пойти даже дальше и рассмотреть интернет в интернете, а именно — социальные сети.

deeper

Любая мало-мальски развитая социальная сеть — идеальный пример утопии. В ней каждый представитель обладает универсальным единообразным паспортом. Паспорт инвариантен, он не меняется вместе с выездом или въездом в другую страну. Да и стран вообще нет, все автоматически зачисляются в граждан мира. В паспорте содержится исчерпывающее био: возраст, пол, вероисповедание, интересы, политические взгляды, любимые фильмы, книги, музыкальные пристрастия. Конечно, существуют фрики и маргиналы, которые отказываются правильно заполнять анкеты, но при определенном градусе закручивания гайки это можно устранить.

Все могут в равной степени общаться друг с другом, выбирать себе любое представление в виде аватара, делиться новостями и информацией. Только предпочтение неявно отдается веселым картинкам, дешевым афоризмам, ссылкам на видеролики. И это правильно, так как высказывание собственных мыслей быстро приводит к вольнодумству, что ни в какие времени не шло на пользу системе.

Дьявол кроется в деталях. Первая важная деталь — возможность «Мне нравится» или “Like” по-ихнему. Это самый простой способ высказать свое мнение, только мнение может быть исключительно положительным. Мне нравится твое фото из Турции, мне нравится картинка с твоим котом, мне нравится новая песня Нирваны, мне нравится документальная хроника расстрела евреев фашистами. Стоп. Это мне как-то не очень нравится. Понимаете о чем речь? У информации с негативной окраской мало шансов получить общественный резонанс, так как только бессердечная скотина поставит лайк под хроникой развлечений фашистов в концентрационных лагерях.

big-brother

Другая деталь не такая заметная, но она мне чуть ли не прямым текстом напоминает «1984». Речь идет о возможности «Мои встречи». Любой может вас пригласить на внеочередное заседание общества плоской Земли или на лекцию по улучшению благосостояния, читаемую нищебродом в третьем поколении. Их дело пригласить, ваше дело отказаться. Но вы не можете это сделать в простой ударной форме, т.е. просто сказать «нет». По мнению создателей как минимум одной социальной сети, «нет» несет негативные коннотации. Слава Зевсу, они не додумались до новояза, в котором такие слова как «плохой» были заменены на «нехороший», но сам набор ответов тревожит:

buttons

Какого черта? Почему я не могу в ясной форме дать понять недоумку, что меня ВООБЩЕ не интересуют откровения экстрасенсов, божьих помазанников, свидетелей НЛО и снежного человека, космических учителей и торговцев эликсиром молодости? Не могу пойти, вашу мать.

На этом фоне вечно светящееся окно ввода «Что у вас нового?» выглядит малозначительным. Что у меня нового? Да ничего особенного: я сходил в клозет и вернул природе то, что украл у нее и съел ранее.

Dixi
horror

Грег Иган, «Диаспора»



«Диаспору» без преувеличения можно назвать одним из лучших современных научно-фантастических романов. Безграничный кредит доверия Грегу Игану вынудил меня впервые прочитать художественную книгу в оригинале. Стоит ли говорить о том, что я ни разу не пожалел?

Иган выстроил одновременно масштабный и непротиворечивый мир. Повествование простирается от планковской длины до макро-вселенных со случайным количеством измерений, сквозь тысячелетия. В былые времена я с недоверием относился к подобным построениям, так как не верил, что можно убедительно описать человеческую культуру, отношения и быт в далеком-далеком будущем. Но Игану это мастерски удалось, в основном благодаря тонкой и лаконичной организации человеческого существования: в виде граждан виртуальных полисов, глейснеров и старых добрых флешеров наперевес с бриджерами.

Некоторые пассажи просто завораживают. Рядовой глейснер по имени Карпал, живой разум в теле робота, вот уже несколько мега-тау лежит на лунном реголите и любуется звездным небом. Паоло, житель полиса Картер-Зиммерман, покоится в своей церемониальной ванне и медленно приходит в себя (в реальность) после клонирования, колокол должен пробить определенное количество раз, и таким образом просигнализировать кем он является на самом деле: оригиналом или очередным клоном.

Размеренная жизнь заканчиваются после странных событий в далеком космосе. Две нейтронные звезды, вращающиеся вокруг общего центра масс, стремительно сближаются, чтобы в конечном итоге слиться и заполнить окружающее пространство смертоносным гамма-излучением. Это дает начало многим сюжетным линиям: попыткам спасти флешеров на Земле, развитию т.н. теории Кожуха с целью разработки способов моментального передвижения в пространстве, исходу, поискам неуловимых Трансмутеров, которые оставили во множестве миров артефакты и предупреждения.

Философия нового времени — трансгуманизм. Живые люди из плоти и крови (флешеры) давно отошли на второй план и практически не играют никакой роли на заре 3000 года. Homo novus — глейснеры и граждане виртуальных полисов. Иган последовательно и детально описывает новую онтологию: роман начинается с рождения гражданина посредством изощренных генетических алгоритмов, дитя-сирота взрослеет и впитывает базовые импринты и знания. Еще немного и он вступит в первое в своей жизни виртуальное подпространство…

Именно граждане полисов играют ключевую роль в новом мире, благодаря своей гибкости и виртуальности. Среди обычных чудес: клонирование, управление собственным процессорным временем (по аналогии с процессами в ОС), безграничное непосредственное моделирование и так далее. С другой стороны это ведет к острым философским проблемам, таким как солипсизм, вопросам искусства, творчества и просто досуга вне реального физического мира.

Но конек Игана — это конечно же наука, в особенности физика и математика. По широте охвата автор может потягаться с классиками естествознания. Красной нитью через весь роман прошла вышеупомянутая космологическая теория Кожуха, которая кроме всего прочего предсказывает существование некого подобия кротовых нор. Здесь мы становимся свидетелями полноценного научного процесса, в ходе которого разработка теоретических основ плавно перетекает в построение гигантских экспериментальных установок, сравнимых разве что с Большим Адронным Коллайдером.

Третьим столпом «Диаспоры», без сомнения, являются незаурядные внеземные цивилизации, по своей тонкости сравнимые с «Солярисом» Лема. Впервые с ними мы встречаемся в восьмой главе, в «Коврах Вана». Это глава знаменательна и по другим причинам: во-первых это отдельный полноценный рассказ, органично вплетенный в основное повествование; а во-вторых — это единственная глава, переведенная на русский язык. Идеальная возможность для знакомства. Стоит отметить, что ковры Вана являют собой поразительную ВЦ, существующую в кристалла-органической форме в среде без природных врагов. Но впоследствии оказывается, что это лишь в некотором смысле hardware, а все самое интересное происходит глубоко внутри, тем самым обнаруживая удивительные параллели между ВЦ и виртуальными полисами людей.

Помимо цивилизации ковров, далекие потомки людей пересекаются и с принципиально другой ВЦ. Трансмутеры, оставив артефакты по всему Млечному Пути, вынуждают людей пуститься в самое авантюрное путешествие в своей истории, через сингулярность, в т.н. макросферу. И лишь в самом конце, через тысячелетия, будет найден последний недостающий кирпичик теории Кожуха, которая наконец-то придет в единство и даст объяснение многим космологическим парадоксам и проблемам.

Originally posted here
horror

Mathematician's Lament по-русски

Читал прекрасную переводную статью про проблемы преподавания математики в средней школе, а потом обнаружил что автор перевода никто иной как fregimus, мой старый ЖЖ друг. Отличная работа! Спасибо.

Вот ссылка кому интересно: nbspace.ru/math/

PS: Да, давно не писал, ну и не страшно.
horror

Курица или яйцо

Уже многие века человечество терзает тьма вопросов, от которых напрямую не зависит их жизнь, но ответы на которые они уж очень желают знать. Не нужно ходить в глубокий и тёмный лес, первый и самый важный вопрос почти полностью повторяет заголовок данной записи и звучит примерно так: “Что же было раньше: курица или яйцо?”.

Ох, сколько же мы подкалывали друг друга в детстве, строя целые философские системы, дабы в конце концов ответить на этот злополучный вопрос и доказать свою правоту. Сегодня это дилемма уже не так занимает ум как в прошлые времена, но ответ всё равно интересен. Сразу же вспоминается старый анекдот-вопрос, поступивший на армянское радио:

— Скажите, а что было раньше: курица или яйцо?
— Раньше было всё!

Ответ смешной, но уводит нас от корня проблемы. У меня, например, всегда было своё оригинальное решение этой важной дилеммы. Я утверждал, что раньше безусловно было яйцо. Мои доводы: (1) был момент в истории, когда курицы не существовало как вида; (2) генетические изменение в одном виде проявляются только уже в последующих потомствах. Если с помощью логической операции AND объединить доводы (1) и (2), то, как следствие, получим, что курица, которую мы знаем сегодня и чьи яйца с удовольствием едим на завтрак, могла возникнуть лишь из яйца. Но мои “глубокие” знание по биологии, конечно же, могут мне изменять.

Продолжим. Совсем недавно в рабочих целых мне пришлось выкачать из Интернета одну жирную и неповоротливую программу ICQ 6. Забудем сразу же о печальном: после установки меня порадовало вот такое окно с буквами:


А что?.. мило! Хотя это уже и давняя идея и почти целый баян (социальные сети), но мне понравилось. Мне лень искать и я почти уверен в существовании подобных сервисов, но отвечать на вечные вопросы посредством опроса всего человечества — это статистически обоснованный и неплохой подход.

Давайте рассудим. Если 90% населения нашей планеты будет согласно с теми или иными решениями седовласых дилемм, то можно будет чёрным по белому в учебниках писать ответы, как научные факты. А интеллектуалы (оставшиеся 10%) всегда смогут занять полярную позицию и утверждать обратное.

horror

Философия программ

Наверное, язык определяет то, о чём человек в принципе может подумать. Плохой язык ограничивает, такому языку обычно не присуща какая-либо внутренняя красота, и, конечно же, он не приносит никакого эстетического удовольствия. Без сомнения, всё это касается и языков программирования. Многие из них давно уже переросли самих себя, перестали быть просто инструментами. Не зря же в разговорах иногда фигурируют такие фразы как «философия С++» или «философия Java»…

Создатель С++, Бьерн Страуструп,  невероятный человек. Хотя бы потому, что он действительно подвёл под своё детище целую философскую систему. Об этом можно прочитать в его книге «Дизайн и эволюция С++». Вот цитата (программистам обязательна к прочтению ;)

/*
Говорят, что структура системы отражает структуру организации, в которой она была создана. В общем и целом я поддерживаю это мнение. Из него также следует, что если система есть плод работы одного человека, то она отражает склад его лич­ности. Оглядываясь назад, я думаю, что на общую структуру С++ мое мировоззре­ние наложило такой же отпечаток, как и научные концепции, лежащие в основе от­дельных его частей.

Я изучал математику, в том числе прикладную, поэтому защищенная в Дании кандидатская диссертация была посвящена математике и информатике. В результате я научился любить красоту математики, но предпочитал смотреть на нее, как на инструмент решения практических задач. Я искренне сочувствовал студенту, ко­торого Евклид, по преданию, выгнал за вопрос «Но для чего нужна математика?» Точно так же мой интерес к компьютерам и языкам программирования носит в основном прагматический характер. Компьютеры и языки программирования можно оценивать как произведения искусства, но эстетические факторы должны дополнять и усиливать их полезные свойства, а не подменять их.

Collapse )

Да, язык программирования - на редкость важная вещь, однако это всего лишь крохотная часть реального мира и поэтому не стоит относиться к нему чересчур серьезно. Необходимо обладать чувством меры и - что еще важнее - чувством юмора. Среди основных языков программирования С++ - богатейший источник шуток и анекдотов. И это неслучайно.

При обсуждении философских вопросов, равно как и возможностей языка лег­ко скатиться на чрезмерно серьезный и нравоучительный тон. Если так произош­ло со мной, примите извинения, но мне хотелось объяснить свои интеллектуаль­ные пристрастия, и думаю, что это безвредно - ну, почти безвредно. Да, кстати, мои литературные вкусы не ограничиваются только произведениями вышеназван­ных авторов, просто именно они повлияли на создание С++.
*/

horror

Некоторые, но не все


«Все обобщения опасны, и даже это»

А. Дюма

Я никогда не понимал, почему феминистки считают всех мужчин сволочами, почему skinheads ненавидят монголоидов, почему ловеласы думают о женщинах только как о вещах, почему аристократия презирает рабочий класс… Примеров множество, это очевидно.

Конечно, в большинстве случаев виноваты сами люди, в некоторых ситуациях их доводы звучат даже правдиво. Но именно в некоторых, а, значит, далеко не во всех. Люди давно стали заложниками своего языка. Язык – это система, в которую каждый пытается втиснуть всё разнообразие окружающего мира. Увы, но мир слишком велик, а язык слишком несовершенен.

Вот утверждение: «Все объекты класса А обладают свойством α». Ничего особого, логика полна таких заявлений. Проблемы начинаются, когда подобные высказывания звучат вне формальных систем.  Любая идеология и любой догматизм как раз и строится на таких утверждениях, в них как раз и присутствует это ужасное слово «все». В теории предикатов это слово имеет эквивалент в виде квантора общности, ещё есть квантор существования и очень показательно, что отсутствуют другие.

Раздумывая, можно прийти к выводу, что большинство идеологий порочны уже по определению. Порочны, потому что нельзя в нашем мире знать что-либо абсолютно точно. Тот же феминизм, как движение, не имеет права постулировать, что противоположный пол без исключения является ущербным. Это не математика, в живом мире нет аксиом и теорем.

В своё время один небезызвестный товарищ Уилсон предложил ввести в язык новое слово (единое и неделимое), которое бы должно было заменить квантор «все» в большинстве случаев. Он предложил использовать слово «некневсе», что является сжатой формой словосочетания «некоторые, но не все». Да, звучит коряво и некрасиво, в частности из-за перевода, но ведь решается куча проблем сразу. Смотрите, теперь не все мужчины плохие, а только некневсе, и это звучит уже на порядок правдивей. Пропадает дешёвый догматизм, растворяется агрессия.

Конечно, меня и вас уже не перевоспитать, тем более наших политиков, идеологов, нашу церковь et cetera. Но ведь будут новые поколения…

[update]

На самом деле, отличие смысла этого словва от смысла слова "некоторые" пренебрежимо мало, если вообще есть. Имеется в виду, как бы, не просто "некоторые", а именно "можно подумать, что все, а вот нет, только некоторые". Но что это решает?  [info]miri_on_air

Да, если разобраться, то отличий у слова «некневсе» от «некоторые» достаточно мало. В таком случае этот неологизм интересен как прецедент, как попытка распутать некоторый Гордиев узел. С другой стороны, слово явно в сжатой форме указывает, что не просто некоторые, а что далеко не все. С точки зрения логики – это очевидный факт, но, увы, человек об этом забывает и данная тавтология сильно подчёркивает этот факт, что уже неплохо. [info]iodiot