?

Log in

No account? Create an account

Мы должны знать, мы будем знать

Entries by category: литература

Питер Уоттс, «Ложная слепота»
horror
iodiot
33072

Как и положено крутой фантастике, история начинается с тяжелого пробуждения после гибернации. Экипаж состоит из полуживых говорящих кусков мяса и… вампира! Вампира? Да, вампира, получите и распишитесь. Кровный враг человека и капитан в одном лице. Новое слово в твердой НФ. Если раньше вы стороной обходили забавные дискуссии школьников о франшизе «Сумерки», то теперь можете смело считать себя тоже в теме. Ведь, как и любой другой добропорядочный вампир, наш упырь аскетичен и боится прямых углов с распятиями. А главный вопрос: зачем? Неужели в мире будущего не нашлось более подходящей и правдивой замены на роль капитана? Тем боле автор сделал вампира такой вещью в себе, из ниоткуда в никуда. Поставив на то, что эволюция на пару с генетикой способна породить созданий и похлеще, к примеру, болтунов из «Роршаха». Но меня это мало успокаивает.

Кстати, Уотсс намеренно называет вампира упырем. И даже предпочитает последнее первому. После десятка страниц становится понятно, что это такой стиль: грубые метафоры, жаргонизмы, просторечные и экспрессивные выражения и вообще все, что вам заботливо подчеркнет Word зеленой волнистой линией. Вместо входа в инопланетный корабль — сфинктер, вместо коридоров — кишки, вместо умереть — сдохнуть. К подобным оборотам автор питает просто патологическую любовь. Но после первой сотни страниц диалект начинает утомлять и раздражать.

В романе даже есть примечание, состоящее из 144 пунктов! Редкая научная работа может похвастаться столь объемной библиографией. И опять главный вопрос: зачем? Как минимум, это перебор. В «Ложной слепоте» плотность интересных идей на страницу текста много меньше, даже без учета того что львиная доля размышлений в художественном романе по-хорошему должна быть авторской. Один из основных источников, по моему мнению, идет под номером двадцать два — книга Оливера Сакса «Человек, который принял жену за шляпу». Он же вероятно дал и название роману. Сакс — известный нейропсихолог, который в нескольких книгах описал истории болезней своих знаменитых пациентов. Подобные расстройства испытывает и экипаж корабля на орбите «Большого Бена». Только Уоттс в отличие от Сакса отказывается последовательно рассказывать, что же происходит с его героями. Лишь скудные ремарки: один галлюцинирует, второй действует но не осознает, третий видит но не понимает. При этом автор жонглирует заимствованными медицинскими терминами, бессмысленно и беспощадно. Это как пример.

Основные сюжетные повороты — по лекалам. Хоть отправляй во французскую палату мер и весов в качестве эталона: непонятные объекты в небе → экспедиция → контакт → выводы. Даже есть второстепенная линия с несчастливой любовью. Но Уотсс прячется в деталях.

Кажется, автор выдумывал свой мир будущего от противного. Чтобы было не как у других и современно. И надо признать у него это получилось вполне правдоподобно. 65536 зондов в небе (программисты в восторге), двигатели на антивеществе, облако Оорта, субкоричневый карлик, орбитальная внеземная цивилизация. Отдельным пунктом хотел бы отметить разборки экипажа с магнитными полями и радиацией. Эти пассажи практически бесподобны.

Но в целом повествование хромает, и дело даже не в суровых стилистических изысканиях, а скорее где-то в связке текст-смысл. Экипаж не мог понять общую суть сообщений «Роршаха». Я же в свою очередь иногда не мог осознать элементарные вещи: где происходят события, что делают герои, зачем они это делают, что у них на уме, их мотивы, переживания. Черт возьми, я и по прочтению не могу уверенно сказать сколько человек было на борту или как они выглядели. В тяжелые минуты повествование вообще превращалось в кучу, где смешались люди, кони.

Что же удалось? Безусловно, внеземная цивилизация, самобытная и самодостаточная. Может только ради нее и стоило пробраться через пару-тройку сотен страниц неоднозначного текста. «Роршах» витает над ущербной звездой, просит людей убраться прочь и тихо черпает массу из аккреционного диска. Никакого обмена знаниями, никакого контакта, лишь занимательные гипотезы о природе сознания и разума, о его необходимости и бесполезности. В общем, полное фиаско, как говорил Лем. И это прекрасно.

Кто-то говорит о смерти твердой НФ и называет «Ложную слепоту» глотком свежего воздуха. Но мне кажется, книга Уоттса — всего лишь небезынтересный роман с огромными организационными проблемами. А смерти нет и не может быть, по крайней мере пока живут и дышат такие писатели как Иган.

Стоит отметить, что книжная серия «Сны разума» получается неубедительной. Непосредственно я познакомился только с полуфентезийным «Эйфельхаймом» Флинна и неровным «Счетом по головам» Марусека. Но есть серьёзные сомнения и по поводу «Спина» Уилсона и «Пустоши» Теплякова.

Originally posted here.

Грег Иган, «Диаспора»
horror
iodiot


«Диаспору» без преувеличения можно назвать одним из лучших современных научно-фантастических романов. Безграничный кредит доверия Грегу Игану вынудил меня впервые прочитать художественную книгу в оригинале. Стоит ли говорить о том, что я ни разу не пожалел?

Иган выстроил одновременно масштабный и непротиворечивый мир. Повествование простирается от планковской длины до макро-вселенных со случайным количеством измерений, сквозь тысячелетия. В былые времена я с недоверием относился к подобным построениям, так как не верил, что можно убедительно описать человеческую культуру, отношения и быт в далеком-далеком будущем. Но Игану это мастерски удалось, в основном благодаря тонкой и лаконичной организации человеческого существования: в виде граждан виртуальных полисов, глейснеров и старых добрых флешеров наперевес с бриджерами.

Некоторые пассажи просто завораживают. Рядовой глейснер по имени Карпал, живой разум в теле робота, вот уже несколько мега-тау лежит на лунном реголите и любуется звездным небом. Паоло, житель полиса Картер-Зиммерман, покоится в своей церемониальной ванне и медленно приходит в себя (в реальность) после клонирования, колокол должен пробить определенное количество раз, и таким образом просигнализировать кем он является на самом деле: оригиналом или очередным клоном.

Размеренная жизнь заканчиваются после странных событий в далеком космосе. Две нейтронные звезды, вращающиеся вокруг общего центра масс, стремительно сближаются, чтобы в конечном итоге слиться и заполнить окружающее пространство смертоносным гамма-излучением. Это дает начало многим сюжетным линиям: попыткам спасти флешеров на Земле, развитию т.н. теории Кожуха с целью разработки способов моментального передвижения в пространстве, исходу, поискам неуловимых Трансмутеров, которые оставили во множестве миров артефакты и предупреждения.

Философия нового времени — трансгуманизм. Живые люди из плоти и крови (флешеры) давно отошли на второй план и практически не играют никакой роли на заре 3000 года. Homo novus — глейснеры и граждане виртуальных полисов. Иган последовательно и детально описывает новую онтологию: роман начинается с рождения гражданина посредством изощренных генетических алгоритмов, дитя-сирота взрослеет и впитывает базовые импринты и знания. Еще немного и он вступит в первое в своей жизни виртуальное подпространство…

Именно граждане полисов играют ключевую роль в новом мире, благодаря своей гибкости и виртуальности. Среди обычных чудес: клонирование, управление собственным процессорным временем (по аналогии с процессами в ОС), безграничное непосредственное моделирование и так далее. С другой стороны это ведет к острым философским проблемам, таким как солипсизм, вопросам искусства, творчества и просто досуга вне реального физического мира.

Но конек Игана — это конечно же наука, в особенности физика и математика. По широте охвата автор может потягаться с классиками естествознания. Красной нитью через весь роман прошла вышеупомянутая космологическая теория Кожуха, которая кроме всего прочего предсказывает существование некого подобия кротовых нор. Здесь мы становимся свидетелями полноценного научного процесса, в ходе которого разработка теоретических основ плавно перетекает в построение гигантских экспериментальных установок, сравнимых разве что с Большим Адронным Коллайдером.

Третьим столпом «Диаспоры», без сомнения, являются незаурядные внеземные цивилизации, по своей тонкости сравнимые с «Солярисом» Лема. Впервые с ними мы встречаемся в восьмой главе, в «Коврах Вана». Это глава знаменательна и по другим причинам: во-первых это отдельный полноценный рассказ, органично вплетенный в основное повествование; а во-вторых — это единственная глава, переведенная на русский язык. Идеальная возможность для знакомства. Стоит отметить, что ковры Вана являют собой поразительную ВЦ, существующую в кристалла-органической форме в среде без природных врагов. Но впоследствии оказывается, что это лишь в некотором смысле hardware, а все самое интересное происходит глубоко внутри, тем самым обнаруживая удивительные параллели между ВЦ и виртуальными полисами людей.

Помимо цивилизации ковров, далекие потомки людей пересекаются и с принципиально другой ВЦ. Трансмутеры, оставив артефакты по всему Млечному Пути, вынуждают людей пуститься в самое авантюрное путешествие в своей истории, через сингулярность, в т.н. макросферу. И лишь в самом конце, через тысячелетия, будет найден последний недостающий кирпичик теории Кожуха, которая наконец-то придет в единство и даст объяснение многим космологическим парадоксам и проблемам.

Originally posted here