?

Log in

No account? Create an account

Мы должны знать, мы будем знать

Светские беседы о свете
horror
iodiot
— Братья и сестры, что вы делаете? Вы же братья и сестры!
Народный фольклор

Раньше жили в советском государстве, теперь — в светском. Потеряли букву «о» на задворках истории. Казалось бы, желать большего уже и нельзя: мы обитаем в современном обществе, в котором религия не имеет юридического права вмешиваться в привычный ход вещей. Но все это на бумаге. Ни для кого не секрет, что силы мрака во главе с патриархом нападают на светскость с разных сторон и пытаются превратить наше прекрасное государство в средневековое религиозное гетто, в котором Земля, к слову, еще не вертелась.

Толчком к размышлениям послужил приезд пахана в наш родной край. Вы уж простите за тюремный жаргон, просто теперь так принято называть президента Украины. Он выступал на юбилее Днепрогэса со своей свитой, состоящей из чиновников разной степени величины ноги, охранников и… попа. Попа? Мало кого удивит, но если задуматься, становится непонятно, что поп вообще может делать на подобных мероприятиях. Мы живем в светском государстве, а поп идет рука об руку с президентом. И кто-то еще заикается об оскорблении чувств верующих? Это парадоксально!

Да, в интернете можно найти множество дискуссий на эту тему. И маловероятно, что я мог бы сказать что-либо свежее и оригинальное, но я решил пойти другой дорогой.

Не существует светского государства. Если в стране проживают люди, значит, какой-то процент из них принадлежит тем или иным конфессиям, значит, эти люди посещают специальные объекты (назовем их церквями) для осуществления религиозных обрядов. Но где находятся эти церкви? Правильно, на улицах вашего города. Вы ходите по улицам каждый день, и каждый день имеете неудовольствие видеть церкви. Это достаточно грубый пример, но придумать их можно целое множество. Получается, что именно чувства неверующих (назовем их атеистами) постоянно оскорбляются. И так как невозможно построить идеальное светское общество, нужно сделать так, чтобы права неверующих были представлены в том же объеме, что и права верующих. Для симметрии.

Вернемся к пахану. Он выступает перед слушателями, а рядом с ним стоит поп. Для симметрии рядом с ним также должен находиться представитель атеистов, но здесь возникает проблема: у атеистов нет специальных костюмов. Значит, их нужно изобрести. Можно за основу взять сбрую Тони Старка или выходной костюм свидетеля из Фрязино.

witness

Перейдем к школам. Православное право, этика, креационизм, слово божье? Нет проблем. Лишь нужно для симметрии добавить атеистические предметы. Кто-то может сказать, что некоторые предметы, такие как космология и эволюционная биология, уже в своей сути являются атеистическими. Но это не так: в них не делаются акценты на отсутствии бога и высшего замысла. Поэтому нужно ввести специальные предметы, в курсе которых будет явно подчеркиваться, что надобности в концепции «бога» нет, и те или иные физические явления можно экономно объяснить с помощью красивых научных теорий. Это важно.

Церкви, конечно же, нужно оставить. Но напротив каждой построить по такой же, но атеистической. Атеисты смогут приходить туда по выходным и убеждаться что бога все еще нет, а вера лишь мешает интегрировать и дифференцировать.

Чиновники в рабочее время за деньги налогоплательщиков посещают религиозные мероприятия? Не вопрос! Только нужно заставить их перед или после заглянуть в одну из многочисленных атеистических церквей. И позаботиться о том, чтобы их пребывание там получило огласку в средствах массовой информации.

project-pope-futurama

Краеугольным камнем выступают безусловно религиозные праздники. Тяжелая ситуация. Здесь нужно особенно постараться, и придумать столько же новых атеистических торжеств, в ходе которых атеисты смогут искренне радоваться и думать о том, как после смерти попадут никуда. Можно для начала ввести: «Тождество» наравне с «Рождеством», «Тройник» наравне с «Троицей» и «Пасту» наравне с «Пасхой».

Не стоит забывать про толпы зомби, которые ходят по улицам с ворохом брошюр и предлагают поведать первому встречному о боге. Это недопустимо. В смысле допустимо, но стоит на улицы города выпустить такое же количество людей, которые будут в навязчивой форме предлагать рассказать об отсутствии бога. Руководствуясь богатым личным опытом, скажу, что использовать для этих целей экс-наркоманов или экс-алкоголиков неспортивно, поэтому пусть атеистов представляют интеллигентные люди с двумя высшими образованиями и опытом работы в производственной сфере.

Аминь, товарищи.
Бога нет, братья.


PS: Целый пост и ни одной ссылки? ПОПРАВЛЕНО.

Солженицин знал
horror
iodiot
Читаю «В круге первом» Солженицина. Книгой крайне доволен. Прекрасный язык, даже больше: чертовски прекрасный язык. Из книги наружу рвутся живые персонажи. Читать про ученых зэков с поломанными судьбами, как оказалось, очень интересно. Многие вещи хочется цитировать, особенно те, в которых присутствует историческая и технологическая проницательность:
Дверь прихлопнули. Перестала распухать от шума голова, в комнате стало тихо и слышно, как Хоробров рассказывал наверх лысому конструктору:

— Когда наши будут начинать первый полет на Луну, то перед стартом, около ракеты будет, конечно, митинг. Экипаж ракеты возьмет на себя обязательство: экономить горючее, перекрыть в полете максимальную космическую скорость, не останавливать межпланетного корабля для ремонта в пути, а на Луне совершить посадку только на "хорошо" и на "отлично". Из трех членов экипажа один будет политрук. В пути он будет непрерывно вести среди пилота и штурмана массово-разъяснительную работу о пользе космических рейсов и требовать заметок в стенгазету.

Это услышал Прянчиков, который с полотенцем и мылом пробегал по комнате. Он балетным движением подскочил к Хороброву и, таинственно хмурясь, сказал:

— Илья Терентьич! Я могу вас успокоить. Будет не так.
— А как? 

Прянчиков, как в детективном фильме, приложил палец к губам:

— Первыми на луну полетят — американцы!
Роман написан в 1955 — 1958 годах.

Три хороших фильма
horror
iodiot
A Film with Me in It (2008)

s640x480

Nachtblende (2010)

19501357.jpg-r_640_600-b_1_D6D6D6-f_jpg-q_x-20100901_052742

A Somewhat Gentle Man (2010)

A-Somewhat-Gentle-Man

Питер Уоттс, «Ложная слепота»
horror
iodiot
33072

Как и положено крутой фантастике, история начинается с тяжелого пробуждения после гибернации. Экипаж состоит из полуживых говорящих кусков мяса и… вампира! Вампира? Да, вампира, получите и распишитесь. Кровный враг человека и капитан в одном лице. Новое слово в твердой НФ. Если раньше вы стороной обходили забавные дискуссии школьников о франшизе «Сумерки», то теперь можете смело считать себя тоже в теме. Ведь, как и любой другой добропорядочный вампир, наш упырь аскетичен и боится прямых углов с распятиями. А главный вопрос: зачем? Неужели в мире будущего не нашлось более подходящей и правдивой замены на роль капитана? Тем боле автор сделал вампира такой вещью в себе, из ниоткуда в никуда. Поставив на то, что эволюция на пару с генетикой способна породить созданий и похлеще, к примеру, болтунов из «Роршаха». Но меня это мало успокаивает.

Кстати, Уотсс намеренно называет вампира упырем. И даже предпочитает последнее первому. После десятка страниц становится понятно, что это такой стиль: грубые метафоры, жаргонизмы, просторечные и экспрессивные выражения и вообще все, что вам заботливо подчеркнет Word зеленой волнистой линией. Вместо входа в инопланетный корабль — сфинктер, вместо коридоров — кишки, вместо умереть — сдохнуть. К подобным оборотам автор питает просто патологическую любовь. Но после первой сотни страниц диалект начинает утомлять и раздражать.

В романе даже есть примечание, состоящее из 144 пунктов! Редкая научная работа может похвастаться столь объемной библиографией. И опять главный вопрос: зачем? Как минимум, это перебор. В «Ложной слепоте» плотность интересных идей на страницу текста много меньше, даже без учета того что львиная доля размышлений в художественном романе по-хорошему должна быть авторской. Один из основных источников, по моему мнению, идет под номером двадцать два — книга Оливера Сакса «Человек, который принял жену за шляпу». Он же вероятно дал и название роману. Сакс — известный нейропсихолог, который в нескольких книгах описал истории болезней своих знаменитых пациентов. Подобные расстройства испытывает и экипаж корабля на орбите «Большого Бена». Только Уоттс в отличие от Сакса отказывается последовательно рассказывать, что же происходит с его героями. Лишь скудные ремарки: один галлюцинирует, второй действует но не осознает, третий видит но не понимает. При этом автор жонглирует заимствованными медицинскими терминами, бессмысленно и беспощадно. Это как пример.

Основные сюжетные повороты — по лекалам. Хоть отправляй во французскую палату мер и весов в качестве эталона: непонятные объекты в небе → экспедиция → контакт → выводы. Даже есть второстепенная линия с несчастливой любовью. Но Уотсс прячется в деталях.

Кажется, автор выдумывал свой мир будущего от противного. Чтобы было не как у других и современно. И надо признать у него это получилось вполне правдоподобно. 65536 зондов в небе (программисты в восторге), двигатели на антивеществе, облако Оорта, субкоричневый карлик, орбитальная внеземная цивилизация. Отдельным пунктом хотел бы отметить разборки экипажа с магнитными полями и радиацией. Эти пассажи практически бесподобны.

Но в целом повествование хромает, и дело даже не в суровых стилистических изысканиях, а скорее где-то в связке текст-смысл. Экипаж не мог понять общую суть сообщений «Роршаха». Я же в свою очередь иногда не мог осознать элементарные вещи: где происходят события, что делают герои, зачем они это делают, что у них на уме, их мотивы, переживания. Черт возьми, я и по прочтению не могу уверенно сказать сколько человек было на борту или как они выглядели. В тяжелые минуты повествование вообще превращалось в кучу, где смешались люди, кони.

Что же удалось? Безусловно, внеземная цивилизация, самобытная и самодостаточная. Может только ради нее и стоило пробраться через пару-тройку сотен страниц неоднозначного текста. «Роршах» витает над ущербной звездой, просит людей убраться прочь и тихо черпает массу из аккреционного диска. Никакого обмена знаниями, никакого контакта, лишь занимательные гипотезы о природе сознания и разума, о его необходимости и бесполезности. В общем, полное фиаско, как говорил Лем. И это прекрасно.

Кто-то говорит о смерти твердой НФ и называет «Ложную слепоту» глотком свежего воздуха. Но мне кажется, книга Уоттса — всего лишь небезынтересный роман с огромными организационными проблемами. А смерти нет и не может быть, по крайней мере пока живут и дышат такие писатели как Иган.

Стоит отметить, что книжная серия «Сны разума» получается неубедительной. Непосредственно я познакомился только с полуфентезийным «Эйфельхаймом» Флинна и неровным «Счетом по головам» Марусека. Но есть серьёзные сомнения и по поводу «Спина» Уилсона и «Пустоши» Теплякова.

Originally posted here.

Mark V. Shaney
horror
iodiot
hal9000

В середине 80х пользователь по имени Mark V. Shaney оставил сообщение в Usenet группе net.singles. Это группа была посвящена любовным советам и свиданиям, обсуждению сексуальных проблем, поискам второй половинки, пустому трепу между людьми, желающими найти сексуального партнера на пару вечеров. Сообщение:
I seem to be important. For me, it would have agreed with the technical insight that is dear to me. Because of this, I have no advice for someone in that situation!

Joining Mensa was something I did him one better. I wore a dress skirt a day for one week. I did him one better. I wore a dress skirt a day for a 2 year relationship. I’m wondering if anyone else out there has ever experienced this phenomena, whether it was actually your contention that this is true for me.

I suppose it depends how you felt about someone before you became emotionally attached and therefore “safer” – not to sporting events, but to opera.

I lost 90 lbs a few months during my “flower child” days in high school where, due to her high academic standings, was shunned by many of the tube. The experience really screwed them up — if not their heads, their knees. Why does one have to be the prime measurement of manhood. No?

He was a scrawny, spastic nerd in high school, and I fantasized about such a thing. It all depends on the sidelines, listening to what makes the rest of the guys around her – suddenly finds herself in a situation where guys are asking them out!? But this can result in members of either the person of your dreams (in a larger number of males to females studying the field of engineering), the ratio of males to females is somewhere in the past. And, per the other person.

I find it hard to reconcile the notion that something or someone isn’t theirs anymore. I have a date with the woman. Subjectively, I have also acted in this weekend.
Это сообщение не было последним. Shaney начал оставлять ответы в самых разных темах с завидной регулярностью. Некоторые находили его сообщения абсурдными, другие — забавными, а самые отчаянные пытались найти в них тайный смысл, но мало кто догадывался о реальном положении вещей. Shaney не был человеком. Shaney был ботом, созданным тремя изобретателями из Bell Labs: Брюсом Эллисом, Робом Пайком и Доном Митчеллом. Бот анализировал сообщения, которые появлялись в группе net.singles, и хитрым образом всегда находил что ответить. Даже неискушенный человек из мира IT должен понимать, что проблема искусственного интеллекта является открытой, тем более она была открытой в середине 80х и НЕЛЬЗЯ ПРОСТО ТАК ВЗЯТЬ И НАПИСАТЬ ИИ, который бы по утрам говорил тебе:

  — Just what do you think you're doing, Dave?

Но все оказалось много проще. Даже само имя бота содержало ответ. “Mark V. Shaney” — это игра слов и производная от “Markov Chain”. Марковский процесс. Принцип работы бота был крайне прост. Shaney обучался, последовательно читая английский текст. Он брал первые два слова, и использовал их конкатенацию в качестве ключа таблицы, а третье слово добавлял в список возможных значений. Затем перемещался на одно слова вправо и так до самого конца. Секрет успеха заключался в том, что многие пары слов встречались многократно в тексте, и генератор выбирал случайным образом среди списка значений, используя последее и новое слова в качестве следующего ключа. Слова заносились в таблицу с пунктуацией, поэтому Shaney был способен генерировать полноценный, с первого взгляда, английский текст. Мало того, иногда он рождал нетленные афоризмы. Возможный вариант обучения (powered by asciiflow.com): 
       +------------------+                   +------------------------+
       | See   you   next | Wednesday     See | you   next   Wednesday |
       +------+-----------+                   +----+-------------------+
              |                                    |
              |                                    |
              |                                    |
              |                                    |
              |        +------------+              |         +-------------+
              |        |See+you     |              |         |you+next     |
              +------->|------------|              +-------->|-------------|
                       |next        |                        |Wednesday    |
                       +------------+                        +-------------+
Я написал свой вариант Mark V. Shaney и скормил ему книгу Грега Игана «Диаспора». Результаты не заставили себя ждать:
Riemannian space: A Riemannian space is perpendicular to the electron.
No holes, no joins -- just a surface with no obvious clues for anyone.
А вы тоже подумали о Яндекс.Рефератах? Здесь можно посмотреть мою реализацию на C#

Untitled

Как нарисовать стену?
horror
iodiot
Начнем с незамысловатого вопроса на gamedev.stackexchange.com:
I'm curious as to how games like Prelude of the chambered handle graphics. If you play for a bit you will see what I mean. It made me wonder how it works. (it is open-source so you can get the source on This page) I did find a few tutorials but I couldn't undertand some of the stuff but it did help with some things. However, I don't like doing things I don't understand. Does anyone know of any good sites for this kind of 2.5D? Any help is appreciated. After all I've been googling all day. Thanks :)
Aidan Mueller спрашивает, как были разработаны такие игры как Prelude of the Chambered (PoC), и просит поделиться ссылками по теме. Кстати это интересная игра сама по себе. Она была написана Нотчем, создателем игры Minecraft, за 48 часов в ходе конкурса под названием Ludum Dare. Если вы еще не играли, то крайне советую, тем более игра с одной стороны короткая, а с другой увлекательная. В свое время меня тоже заинтересовал PoC с технологической точки зрения, и я начал погружаться в дикий и опасный мир программных рендеров.

Тогда мне было интересно дойти до всего самостоятельно, и я игнорировал оригинальные исходные коды. В скором времени мне под руку подвернулась замечательная статья про рейкастинг, метод рендеринга, который позволял создать 3D перспективу на двумерной карте. Этот же подход в том или ином виде использовался в игре Wolfenstein. В тот момент мне показалось, что этого будет достаточно, чтобы реализовать все, что было в PoC. Но я ошибался.

Вся проблема заключалась в том, что рендер PoC`а поддерживал такие объекты как двери. Двери не в виде плоских спрайтов, а настоящие двери в виде блоков ассиметричной формы:

door

Это было непосильной задачей для простого рейкастера. Я пытался придумать способ как можно было бы хакнуть и заставить все-таки его отображать приятные глазу двери, но любой способ оказывался или слишком сложным или слишком дурацким. С рейкастером было покончено, и я решился заглянуть в оригинальные исходные коды.

Итак, функция RenderWall. Она была альфой и омегой всего рендера и предназначалась для рендеринга текстурированной стены в произвольном месте, заданном двумя двумерными координатами. Именно благодаря этой функции движок был способен рендерить блоки произвольной формы, включая многострадальные двери. Скажу честно, я потратил немало времени, чтобы дойти до всей математики самостоятельно, но сейчас, по прошествии времени, я уверен, что это всецело того стоило. Для начала упрощенный листинг из моего проекта. 

Что происходит? По шагам:

1) Перевод координат стены в систему координат игрока
2) Отсечение невидимых участков стены
3) Проекция стены на картинную плоскость (почти)
4) Растеризация и текстурирование стены

1) Рендерить стены есть смысл лишь с точки зрения игрока. Для это и нужен переход из одной системы координат в другую. Игрок имеет три степени свободы (XY-координаты на карте и угол поворота относительно оси oX), поэтому для перехода достаточно вычесть координаты игрока и развернуть на соотвествующий угол. Графически это выглядит так:

into-view-frame
2) Как рендерить участки стен, которые находятся между игроком и экраном (см. схему нижу)? Правильно: никак. Для этого и нужно отсечение. В противном случае получите ужасные графические артефакты.

3) Обычно в компьютерной графике под проецированием подразумевают процесс отображения трехмерных примитивов в двумерные на картинную плоскость. В нашем случае мы проецируем двумерные отрезки на экран. В итоге получаем пару точек. Для создания 3D перспективы этого недостаточно, хотя бы потому что все стены всегда будут одной высоты. Соответственно нужно что-то еще, а именно глубина, или расстояние данной точки от камеры. Рассмотрим схему:

projection

Треугольник, который отмечен значком прямого угла, делится зеленым отрезком на два подобных треугольника. Соответственно можно выписать следующие формулы:

f1

где d — расстояние от игрока до экрана, x’ — координата крайний точки стены после проецирования, а z — глубина. В листинге за d отвечает константа nearPlaneDistance.

4) Растеризация — процесс получения растрового изображения. Стена является четырехугольником и ограничена [startX, endX] по оси oX. Соотвественно мы должны пройти в цилке все точки по горизонтали и для каждой из нее определить текущую высоту стены с помощью линейной интерполяции между lineHeight1 и lineHeight2, не забывая про тест на глубину. Остается лишь получить нужные тексель и вывести его на экран.

Важно отметить, что для рендеринга спрайтов, т.е. различных плоских объектов игрового мира типа противников, изобретать велосипед не нужно. Достаточно небольших модификаций уже готовой функции RenderWall. Правда это не касается полов и потолков, их нужно рендерить по другому принципу, но об этом в другой раз.

Читая Станислава Лема
horror
iodiot
С Лемом к своему стыду я познакомился не в нежном возрасте, а курсе так на втором. Познакомился случайно. Тогда я с другом отдыхал в Алуште, и так получилось, что мне нужно было вернуться домой на несколько дней раньше. До поезда оставалось много часов, и я убивал время, бесцельно шатаясь по алуштинским улицам. Алушта — город небольшой, поэтому неудивительно что в скором времени ноги меня занесли на местную мини-барахолку. Я побродил между лотками и взгляд привлекла лишь одна книга: Станислав Лем, «Из воспоминаний Ийона Тихого».

cover

Конечно уже тогда я знал кое-что о Леме, хотя бы то, что он написал культовую книгу про некий сферический Солярис в вакууме. Само собой я ее не читал на то время, ибо всегда славился пробелами в элементарном образовании, поэтому без долгих раздумий я выудил мятые 15,0 гривен (с точностью до первого знака перед запятой) и купил книгу.

Таким нехитрым образом я нашел себе занятие на время обратной дороги и на последующие несколько месяцев. Пятьсот двадцать восемь страниц мелким шрифтом как-никак. Все пять коротких воспоминаний самого Ийона Тихого я успел проглотить еще в поезде. И уже тогда я понял, что это мое. Эти рассказы были непревзойденной смесью простой наукообразной идеи и юмора. Лем начинал входить в мою жизнь размашистым шагом.

В драгоценной книге присутствовала и крупная форма, а именно два романа: «Осмотр на месте» и «Мир на земле». Первый рассказывал про приключения Ийона, про Министерство Инопланетных Дел и Институт Исторических Машин и про непосредственные исследования планеты Энции. Но сказать только это означает не сказать ничего. Я до сих пор не помню на память изумительные диалоги-перепалки между Ийонам и кассетами с сущностями светил натурфилософии:
Так вот: компьютер-дискьютер — это поваренная книга; формально в нем содержится все, но этому всему ни до чего нет дела, ему все едино, и лишь модель конкретного человека оживляет эти мертвые залежи информации, то есть сервирует мудрость. Словом, дело тут в стиле. Я заказал себе несколько светил люзанистики, а кроме того, Бертрана Рассела, Поппера, Фейерабенда, Финкельштейна, Шекспира и Альберта Эйнштейна.
Да, было и такое. Но больше всего меня поразила способность Лема писать плотные и мясистые предложения из пассажа в пассаж, из страницы в страницу, из книги в книгу. Иногда я себя ловил на мысли, что другой автор мог бы написать рассказ из любой страницы произведений Лема. Растаскивать на цитаты было решительно нечего, просто потому что весь текст был одной большой цитатой длиною в рассказ, повесть или роман. Небольшая гиперболизация.

Наступила осень или зима, и я решил поступить нетипично для себя и поехать с другом за компанию на слет фантастов в Киев. С другим другом, как оказалось, у меня их было больше одного. Слет фантастов? Это, конечно же, не оригинальное название мероприятия, просто мне лень сейчас искать, как оно называлось на самом деле. По крайней мере, всегда, когда я рассказываю эту историю, я говорю именно «слет фантастов», так что, как минимум, я последователен. Идея мероприятия заключалось в том, что на несколько дней в одном месте должны были собраться писатели разной степени маститости и их благодарные читали. Среди заявленных писателей должны были быть его величество Лукьяненко, старый добрый Гарри Гаррисон, Стивен Кинг (шутка) и… Станислав Лем. Последний меня интересовал больше всех, но так получилось, что именно с его приездом что-то не сложилось и он не приехал. Пришлось довольствоваться автографами от Лукьяненко и Гаррисона. Как говорится, беда не приходит одна и в том же 2006 году Лем скончался. Мечта встретиться с мастером была похоронена на старом краковском кладбище.

lem

Но жизнь продолжалась. Лем оставил огромное литературное наследие, которое я только начинал для себя открывать. Я решил, что дальше тянуть не имело смысла и взялся за небезызвестный «Солярис». Книга мне конечно понравилось. Я был поражен самодостаточной и простой идеей. Разумный океан, которому нет никакого дела до человека.
Контакт означает обмен какими-то сведениями, понятиями, результатами… Но если нечем обмениваться? Если слон не является очень большой бактерией, то океан не может быть очень большим мозгом.
Тогда меня начала преследовать мысль, что «Солярис» должен был написать именно я. Про мимоиды и симмеатриды. Про Гибаряна и Снаута. Про Кельвина и Хари. Книга была такой вещью в себе. И то, как Лем писал этот роман, а именно в один с половиной присеста, лишь подтверждало это. На языке небесных сфер Лему удалось показать человека и всю суть человеческих исканий лишь в собственном отражении на глади безмятежного и вечного океана, облучаемого светом двух звезд.

Разумное желание посмотреть одноименную экранизацию Тарковского оказалось неразумным. Тарковский все перевернул с ног на голову и вывернул идею наизнанку. Сам Лем был похожего мнения о фильме:
«Солярис» — это книга, из-за которой мы здорово поругались с Тарковским. Я просидел шесть недель в Москве, пока мы спорили о том, как делать фильм, потом обозвал его дураком и уехал домой… Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле — прекрасно. Я-то писал и думал совсем наоборот.
Это было тем смешнее, что примерно в то же время я дорвался до фильма «Сталкер». В данном случае ситуацию хотя бы спасало то, что фильм по книге не был одноименным. Это радовало. Кстати про Стругацких. Тогда же я понял, что хотя моя родная страна и не дала миру великих писателей фантастов, но зато соседние в географическом и ментальном отношении страны в этом весьма и весьма преуспели. Это уже не просто радовало, а еще и грело сердце. Англоязычным читателям Стругацкие и Лем доступны ровно в том объеме, в котором им доступно таинство русского языка, и польского.

«Солярис» — знаковая книга для творчества Лема, потому что тема контакта с внеземными цивилизациями (ВЦ) проходит красной нитью через все его творчество. Еще это третья книга неявной трилогии, в которую также входят «Эдем» и «Непобедимый». Только если в «Эдеме» Лем еще верил в возможность контакта в его наивной и оптимистической форме, то уже в «Непобедимом» он сформулировал свой железный тезис: контакт в том виде, в котором нам его предоставляют средства массовой информации, невозможен. Конечно, становиться на сторону пессимизма и тихо брюзжать в углу не совсем хорошо, но, как оказалось, именно в таком виде тема контакта наиболее полно раскрывается, при том сам контакт невозможен даже в теории. Мне в голову приходит аналогия с научным познаниям. Вселенной плевать на искания человека, но это не останавливает человека искать и пытаться понять, что за мир окружает его. Вся человеческая история — это история научных идей и теорий. Маловероятно, что когда-нибудь хотя бы одна из них станет истиной в последней инстанции, но это и не важно, все дело в самом качественном процессе.

Лем — это додекаэдр в мире литературы. Сколько граней у многогранника, столько и разнородных произведений можно найти в его творчестве. Едва ли я знаком хотя бы с одной третьей из них. Взять вот «Насморк». Что это? Роман о насморке? В каком-то смысле да. Книга об астронавте, пытающемся воспроизвести в точности несколько дней из жизни другого астронавта, который погиб при загадочных обстоятельствах. Книга о случае и ее законах. Это одна из множества других тем, которая сильно интересовала Лема.

seti

Но самый большой культурный шок я испытал по прочтению «Гласа господа». Может это мое любимое произведение Лема, а может и нет. Вся книга в первом приближении является вариацией на тему проекта SETI, проекта по поиску ВЦ. Рассказ ведется от лица математика, непростого человека, который сыграл не последнюю роль в расшифровке послания из космоса. Лем себе не изменил, и все обставил таким образом, что читатель так и не получает окончательного ответа, а лишь ворох гипотез, предположений и размышлений. В этом весь Лем. Важно отметить, что этим роман далеко не исчерпывается, в нем каждый, как говорится, найдет свое. Огромная панорама, калейдоскоп идей, stack overflow головного мозга. Это и трагическое детство математика, и ученый мир в его крайнем виде, и размышления обо всем на свете, и просто о скитаниях вечных и о Земле.
В этой грандиозной картине звездный сигнал оказывался вестью, посланной в наш Космос из космоса, который ему предшествовал. Итак, Отправители не существовали — уже по крайней мере тридцать миллиардов лет. Послание, ими созданное, пережило гибель их мира, затем включилось в процессы творения и положило начало эволюции жизни на планетах. Так что и мы были Их детьми...
Рассказать на самом деле еще есть о чем. Но остальные охуительные истории про Лема я приберегу на другой раз.

А как вы используете свой GPU?
horror
iodiot
Немного истории. В середине 90х на рынке появилось несколько графических плат, которые ни много ни мало умели осуществлять 3D растеризацию. Конечно, самой популярной платой на то время была Voodoo Graphics от 3Dfx Interactive. Я до сих пор помню, как впервые играл в Half Life 1 в компьютерном клубе, графика была просто потрясающей, а возможность выбрать в опциях не “Software renderer” радовала сердце. Славные времена. Позже у меня тоже появилась эта плата, но переживания детства было уже не вернуть: видеокарта постоянно подвисала, отказывалась работать с 90% игр, сыпала программными исключениями и обильно сдабривала выстраданную картинку артефактами.  

hl1

Конечно, возможности данной платы были весьма ограниченными с современной точки зрения. Никаких шейдеров, никаких вершинных преобразований. CPU осуществлял всю работу, а затем на вход графической платы передавал координаты треугольников для растеризации. Такой себе отлитый в кремнии пиксельный шейдер. Вместе с координатой вершины также можно было передать координату текстуры и RGBA цвет. Координата текстуры использовалась для доступа к единственной текстуре (неожиданно, да?), а интерполированный цвет можно было комбинировать со значением, извлеченным из текстуры, с помощью ограниченного множества операций. Альфа-канал тоже поддерживался. Если опустить некоторые другие детали, то на этом возможности Voodoo Graphics полностью исчерпывались. Все это не шло ни в какое сравнение с утонченными программными рендерами, но в контексте чистой мощности Voodoo Graphics был просто монстром. Вычислительная революция также имела и отрицательные стороны, в частности, большинство трехмерных игр тех времен были малоотличимы друг от друга в графическом плане.

Современные GPU шагнули далеко вперед. На их фоне архаичная Voodoo Graphics выглядит паровым двигателем на дровах, тем не менее, сохранилась преемственность в подходе: растеризировать максимальное количество треугольников за единицу времени. Но если раньше процесс растеризации или вообще было невозможно контролировать или контролировать с помощью ограниченного набора вызовов типа glLight, то теперь у нас есть шейдеры и это прекрасно. Для тех кто в танке, шейдеры — это такие программы, написанные на специальном языке (к примеру, GLSL или HLSL), которые исполняются на шейдерных процессорах. Про шейдерные процессоры я их хотел поговорить. 

Все мы в детстве грезили суперкомпьютерами: огромными мейнфреймами, которые пылятся в подземных военных бункерах и мигают лампочками в томительном ожидании. Широко известно, что если в подобные суперкомпьютеры ввести координаты и импульсы всех частиц во вселенной, то они с радостью и в мгновение ока рассчитают следующее состояние вселенной, при условии что dt будет стремиться к нулю. Наверное. В теории. Детство закончилось, а мечты исполнились. Любой современный ПК — это суперкомпьютер в миниатюре, в основном благодаря не многоядерным центральным процессорам наперевес с гигабайтами оперативной памяти, а графическим платам. Прометей украл GPU у богов и передал его людям.  

GPU — это синоним чистой мощности. Количество процессоров исчисляется сотнями, мегагерцы зашкаливают, пропускная способность… присутствует. Да, пусть эти шейдерные процессоры не такие «умные» как центральные процессоры от Intel, но когда речь идет о гигафлопах другого и не нужно. 

bmwx6xdrive50iengine

Мое близкое знакомство с GPU началось с год назад. Тогда я и не подозревал, насколько увлекательней может быть программирование, когда у тебя под рукой огромные вычислительные мощности. Но за все нужно платить, хотя бы потому что обычная программа на С/C++ скорей всего откажется исполняться на шейдерном процессоре. Да и вообще сама парадигма программирования GPU имеет мало общего со всем тем, что нам приходится кодить изо дня в день.

Здесь важно отметить, что использовать GPU по назначению, т.е. для растеризации громадного количества треугольников, как правило, не очень интересно, если вы конечно не пишите очередного убийцу CryENGINE. Всегда есть исключения, но в основном это неблагодарное занятие, для которого отношение «вау-эффект / количество кода» стремится к нулю. Так я и познакомился с такими разношерстными областями человеческой деятельности как рейтрейсинг, объемный рендеринг, симуляция жидкости/дыма, рендеринг на основе функций-дистанций, включая всеми любимые фракталы, на этот раз трехмерные. Но об этом я напишу как-нибудь в другой раз. Обязательно. Наверное. 

Я много раз употреблял прилагательное «огромный» в применении к существительному «мощность». Пора бы все выразить и в конкретных цифрах. За эталон можно взять… правильно, компьютер, который отправил человека на Луну, а именно Apollo Guidance Computer (AGC). 

agc

Существует миф, что процессор любого современного карманного калькулятора мощнее AGC. Может это и не миф. AGC обладал 2 килобайтами оперативной памяти, 32 килобайтами памяти только для чтения, 4 регистрами общего назначения и процессором с тактовой частотой в 4,077 МГц (или 0,004077 ГГц).  Если предположить, что данный процессор выполнял одну инструкцию за один такт, то его вычислительная мощность равнялась:

Вычислительная мощность AGC =  1 * 0,004077 ГГц  = 0,004077 гигафлоп

Вроде как немного. На моем домашнем компьютере установлена видеокарта не первой свежести NVidia GeForce 9800 GT. По этой ссылке можно обнаружить, что мощность данной видеокарты составляет:

Вычислительная мощность GPU = 504 гигафлоп

Вроде как много. Интересно найти отношение между вышеуказанными мощностями:

Мощность GPU / Мощность AGC = 504 гигафлоп / 0,004077 гигафлоп = 123620

Чистый прирост в сто двадцать три тысячи шестьсот двадцать раз. Неплохо. Если старый AGC отправил человека на Луну, то новый GPU способен отправить его в 3,3 раза дальше, чем текущее расстояние от Солнца до спутника Вояджер. К сведению, Вояджер это самый дальний объект, сконструированный человеком. И к сведению, такое расстояние свет проходит за два дня.

Конечно, сравнивать технологию 60х годов с технологиями нашей эры не совсем спортивно и не совсем законно. Поэтому вернемся опять к моему домашнему компьютеру, на котором установлен центральный процессор Intel Core2 Duo E4000. На этом сайте можно подсмотреть вычислительные мощности всей линейки процессоров Intel и для моего процессора она равняется:

Мощность CPU = 14,4 гигафлоп
Мощность GPU / Мощность CPU = 504 гигафлоп / 14,4 гигафлоп = 35

Теперь прирост не такой огромный: всего в 35 раз. Правда, здесь не все так просто. Эти гигафлопы рассчитаны на основе чисел двойной точности и т.н. MAD (Multiply-Add) инструкций, когда за один такт выполняются две арифметические операции. 

С практической точки зрения это означает, что различные интересные рендеры и не только можно в реальном времени (60 кадров в секунду) выполнять на GPU и нельзя на CPU. С точки зрения чистого удовольствия и вау-эффекта это очень важно. О конкретных приложениях я во всей полноте напишу в последующих постах, а сейчас видео. Встречайте трехмерный фрактал Серпинского.

Volumetric Sierpinski from Ignat Grob on Vimeo.


К вопросу о космических масштабах
horror
iodiot
 

Грег Иган, «Диаспора»
horror
iodiot


«Диаспору» без преувеличения можно назвать одним из лучших современных научно-фантастических романов. Безграничный кредит доверия Грегу Игану вынудил меня впервые прочитать художественную книгу в оригинале. Стоит ли говорить о том, что я ни разу не пожалел?

Иган выстроил одновременно масштабный и непротиворечивый мир. Повествование простирается от планковской длины до макро-вселенных со случайным количеством измерений, сквозь тысячелетия. В былые времена я с недоверием относился к подобным построениям, так как не верил, что можно убедительно описать человеческую культуру, отношения и быт в далеком-далеком будущем. Но Игану это мастерски удалось, в основном благодаря тонкой и лаконичной организации человеческого существования: в виде граждан виртуальных полисов, глейснеров и старых добрых флешеров наперевес с бриджерами.

Некоторые пассажи просто завораживают. Рядовой глейснер по имени Карпал, живой разум в теле робота, вот уже несколько мега-тау лежит на лунном реголите и любуется звездным небом. Паоло, житель полиса Картер-Зиммерман, покоится в своей церемониальной ванне и медленно приходит в себя (в реальность) после клонирования, колокол должен пробить определенное количество раз, и таким образом просигнализировать кем он является на самом деле: оригиналом или очередным клоном.

Размеренная жизнь заканчиваются после странных событий в далеком космосе. Две нейтронные звезды, вращающиеся вокруг общего центра масс, стремительно сближаются, чтобы в конечном итоге слиться и заполнить окружающее пространство смертоносным гамма-излучением. Это дает начало многим сюжетным линиям: попыткам спасти флешеров на Земле, развитию т.н. теории Кожуха с целью разработки способов моментального передвижения в пространстве, исходу, поискам неуловимых Трансмутеров, которые оставили во множестве миров артефакты и предупреждения.

Философия нового времени — трансгуманизм. Живые люди из плоти и крови (флешеры) давно отошли на второй план и практически не играют никакой роли на заре 3000 года. Homo novus — глейснеры и граждане виртуальных полисов. Иган последовательно и детально описывает новую онтологию: роман начинается с рождения гражданина посредством изощренных генетических алгоритмов, дитя-сирота взрослеет и впитывает базовые импринты и знания. Еще немного и он вступит в первое в своей жизни виртуальное подпространство…

Именно граждане полисов играют ключевую роль в новом мире, благодаря своей гибкости и виртуальности. Среди обычных чудес: клонирование, управление собственным процессорным временем (по аналогии с процессами в ОС), безграничное непосредственное моделирование и так далее. С другой стороны это ведет к острым философским проблемам, таким как солипсизм, вопросам искусства, творчества и просто досуга вне реального физического мира.

Но конек Игана — это конечно же наука, в особенности физика и математика. По широте охвата автор может потягаться с классиками естествознания. Красной нитью через весь роман прошла вышеупомянутая космологическая теория Кожуха, которая кроме всего прочего предсказывает существование некого подобия кротовых нор. Здесь мы становимся свидетелями полноценного научного процесса, в ходе которого разработка теоретических основ плавно перетекает в построение гигантских экспериментальных установок, сравнимых разве что с Большим Адронным Коллайдером.

Третьим столпом «Диаспоры», без сомнения, являются незаурядные внеземные цивилизации, по своей тонкости сравнимые с «Солярисом» Лема. Впервые с ними мы встречаемся в восьмой главе, в «Коврах Вана». Это глава знаменательна и по другим причинам: во-первых это отдельный полноценный рассказ, органично вплетенный в основное повествование; а во-вторых — это единственная глава, переведенная на русский язык. Идеальная возможность для знакомства. Стоит отметить, что ковры Вана являют собой поразительную ВЦ, существующую в кристалла-органической форме в среде без природных врагов. Но впоследствии оказывается, что это лишь в некотором смысле hardware, а все самое интересное происходит глубоко внутри, тем самым обнаруживая удивительные параллели между ВЦ и виртуальными полисами людей.

Помимо цивилизации ковров, далекие потомки людей пересекаются и с принципиально другой ВЦ. Трансмутеры, оставив артефакты по всему Млечному Пути, вынуждают людей пуститься в самое авантюрное путешествие в своей истории, через сингулярность, в т.н. макросферу. И лишь в самом конце, через тысячелетия, будет найден последний недостающий кирпичик теории Кожуха, которая наконец-то придет в единство и даст объяснение многим космологическим парадоксам и проблемам.

Originally posted here